АльбомАльбом  FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

 BRAVO!


Перейти в чат!
Andrew: Проза


 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Рок-Клуб -> Расстрел писателей
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
d0c
Создатель Рок-Клуба


Зарегистрирован: 17.02.2003
Сообщения: 11032
Откуда: Haifa

СообщениеДобавлено: Чт Сен 16, 2004 3:10 am    Заголовок сообщения: Andrew: Проза Ответить с цитатой

Story by Andrew [andrewc4@netvision.net.il]

Каждому, кто хочет.
(а кто не хочет, тому и не надо)


Когда дверь в парадную допела свою арию, Наташа уже одолела два лестничных пролёта. На третьем ей встретилась бабушка, которая, не торопясь, возвращалась из магазина. Чуть не сбив её с ног своей тяжёлой сумкой с книгами, Наташа быстро поздоровалась и продолжила свой спринт вверх по лестнице
После отметки 4-й этаж она уже не слышала одобрительные возгласы бабушки о том, как хорошо, что современная молодёжь следит за своим здоровьем и тренируется каждый день (причём иногда и по несколько раз). Последние два пролёта до седьмого этажа дались ей особенно тяжело, но низкий темп позволил ей достать из кармана джинс связку ключей. Перед дверью, она немного отдышалась и смачно пнула двери давно сломанного лифта.
- Наташ, ты?
- Я. – сумка с шумом рухнула на ровно выстроенный ряд обуви.
- Мой руки и садись обедать, – еле слышный голос из кухни уже начал немного раздражать.
- Ща.
Монитор медленно нагревался, а её тонкие с коротко подстриженными ногтями, пальцы уже быстро бегали по клавиатуре. В полусогнутом положении Наташа поняла, что становится невыносимо жарко, и замшевое пальто мгновенно нашло своё место на кресле. Её губы быстро двигались в такт щелканья клавиш и вот, наконец, на мониторе появились нужные знаки.
- Господи, я согрешила, - взгляд падал то на монитор, то на клавиатуру.
- Не болтай ерунды. Всего лишь посмотрела на парня и называешь это грехом?
- Но я ведь Генку люблю.
- Тогда зачем смотрела? Тебя кто-то заставлял?
- Нет, не заставлял. Просто я его в первый раз у нас в школе увидела. Он симпатичный.
- Иди есть, суп остынет.
- Так я не согрешила?
- Нет. Иди есть.
- Всё, иду. Спасибо.

На часах было двенадцать, а это значило, что Стеф ещё не спит. Я прибавил шагу, чтобы успеть в магазин за чем-нибудь освежающим. Стеф не любил крепких напитков, а я и подавно. Выбор остановился на хорошем красном вине и баночкой икре для бутербродов. Прекрасное завершение трудового дня.
Молодая продавщица томным взглядом окинула мой деловой костюм и захлопала глазами.
Без лишних слов я затолкал в дипломат покупки и, пожелав доброй ночи, вышел на улицу. Было прохладно, и выходя из офиса, я как будто специально не захватил пальто. Как назло такси
не появлялось и моё приподнятое настроение начало портиться. В таком виде ждать автобуса просто-напросто не прилично, но соблазн был слишком велик, так-так из-за угла появился
троллейбус.
- Ну, троллейбус так троллейбус, – и я двинулся к остановке, где стоял одинокий мужик в кепке.
Он посмотрел на меня с недоумением и почему-то снял кепку. Наверно испугался, что я у него её отниму.
- Этот до Священной идёт? – спросил я.
- Не не, вам пятёрка нужна. Этот на Светлую, а потом в парк.
- Вот чёрт.
Троллейбус проехал не останавливаясь.
- Вы торопитесь? – мужик был явно доволен тем, что я расстроился.
- Да нет, не очень.
- Простите мою назойливость, но можно вам личный вопрос задать?
Как я ненавижу этих уличных умников, но ничего не поделаешь. Придётся с ним беседовать, пока не появится такси.
- Валяй, только прекрати меня на “вы” называть. Ты старше меня лет на десять.
- Да и в самом деле, чего это я… Наверно старые стереотипы, осознание самонедостаточности.
Не успеваю за временем.
- Ты хотел вопрос задать.
- Да, да. Вы спрашивали Его о смерти?
Я насторожился.
- Да нет. Как-то не доводилось, – и я начал рассматривать мужика более пристально.
- А я вот спросил сегодня. И вы знаете, что он ответил?
- Ни малейшего понятия.
- Он ответил, что смерть – это конец жизни и начало её в каком-нибудь другом месте. И это поразило меня. Это же ведь так просто, а мы тысячелетиями голову ломали, людей жгли на кострах, кончали жизнь самоубийством…
Он начал мне перечислять какие-то важнейшие исторические события, и я уже пожалел, что завёл с ним разговор. Его без того красное лицо от выпитого алкоголя стало просто бардовым. Он стал более интенсивно размахивать руками, и его кепка в руке заставила меня улыбнуться. Жаль, что он не лысый. И тут наконец-то за моей спиной прозвучал долгожданный гудок таксиста.
- О, мне пора. Спасибо за беседу. Пока.
- Вам спасибо. Удачи во всех начинаниях.
Я хлопнул дверцей и изнеможенно выдохнул.
- Куда?
- На Священную.

- Дяденька, дяденька, подайте на пропитание детям сиротам.
- А, это ты, заходи. Над этим не смеются, между прочим.
- Между прочим, на улице дождь и вообще ты когда-нибудь на трубу свою смотришь?
- Хватит ворчать. Ты ж меня знаешь, меня воротит от этой электроники.
- И что теперь? Мы с тобой скоро начнём костры на крышах жечь, или фонариками перемигиваться? – я достал из дипломата папку с бумагами и бутылку с икрой.
Стеф пропустил мимо ушей мою речь и убежал на кухню за инвентарём. Я прошёл в гостиную и поймал себя на мысли, что не перестаю удивляться обстановке Стёпкиной квартиры. Всё подобранно как на картинке.
В воздухе чувствовался аромат ванили, а слабый свет отгораживал гостиную, словно ширма от всего мира на тысячи километров. На стенах всё также висели белые полотна с изображением
экзотических растений выполненных в стиле дальневосточной печатки. Множество комнатных растений расставленных повсюду, где только можно, создавало ощущение ботанического сада. Кресла и круглый стол, каждый из которых был сделан из цельного куска дерева, завершали природную гармонию гостиной.
Нельзя было сказать, что Стёпка был технофобом. В этой комнате нашли своё место хорошая аудио-система и интерком. В другой комнате у него стоял телевизор и, разумеется, компьютер, но он пользовался ими только исключительно для проверки курса валют, акций на бирже, и ничего лишнего. Да и новенький джип припаркованный у входа никак не беспокоил его психику. Просто он не любил электронику как стихийное бедствие. Он всегда стремился к природе - много путешествовал, изучал древние культуры. В его библиотеке можно было найти настолько редкие книги, что выстави он их сейчас на аукцион, то сразу же смог бы себе купить крутую яхту.
- Так, ну чё, типа мы готовы? – он поставил на стол тарелку усыпанную бутербродами с ярко красной икрой, рюмки, пепельницу и снова ушёл на кухню.
Его глаза как всегда немного блестели, а чёрные штаны с белой рубашкой на деревянных пуговицах делали его похожим на сбежавшего из Тибета монаха. Ходил он по дому, конечно же, босяком, но как предусмотрительный бизнесмен перед переездом сюда, он заказал рабочим установить теплопаркет. Я снял обувь, разделся и принялся изучать большие настольные часы с водопадом.
- Долго добирался. Я уж думал, совсем не приедешь.
- Да этот транспорт дурной… Такси не дождёшься. Чуть на троллейбусе не поехал.
- Что? Это не слыхано, чтобы главный бухгалтер, да на троллейбусе, – он засмеялся и чуть не пролил мимо рюмки.
- Да да, представьте себе уважаемый главный хвастун.
- Ты когда себе машину новую купишь? Твоя из мастерской не вылезает. Жмот.
- Вот когда прибыль со сделки получим, тогда и куплю.
- Да. Это правильно. За договор.
- За договор.
Закусив бутербродами, мы обсудили высокое значение алкоголя в жизни каждого человека, живущего на нашей планете и даже в космосе. Коньяк оказался приятным на вкус и Стеф тут же наполнил рюмки.
- А что вы продаёте? – спросил Стеф, вернувшись с кухни с новой порцией бутербродов.
- Это профессиональная тайна.
- Ха, ха. Не смеши меня. Что-то круче оружия или наркотиков?
- Не, ты что? Мы же приличная фирма. Продаём немцам иконы из Вознесенского собора.
Его же снесли вчера, а права на продажу наши вовремя выкупили у мэрии, – я отпил сока.
Степан уставился на меня как на покойника и выронил пустую рюмку. Она с визгом разлетелась по лакированному паркетному полу по всем углам комнаты.
- Как это? – он стал совсем не похож на того Стёпку, которого я знаю уже лет пять.
Его весёлое лицо помрачнело, словно он услышал о смерти близкого ему человека.
- Ух ты. Не вставай, ты как всегда босяком. Я сейчас…. Где тут у тебя пылесос? Да ладно тебе переживать то…. Подумаешь…. Всё равно они никому теперь не нужны.
Стёпка был всегда очень чувствительным человеком. Он был способен прослезиться на каком-нибудь голливудском фильме, а потом смеяться над самим собой. Он относился к той категории людей, которым абсолютно наплевать на всё, что их окружает, но в то же время переживают за весь мир целиком. За время нашего с ним десятиминутного разговора его настроение могло поменяться десять раз, и он бы сам этого не заметил.
Я вернулся и запустил пылесос в комнату. Двухслойный деревянный диск похожий на поднос начал медленно крутиться по полу собирая осколки. Небольшая камера для мусора, которая вращалась в центре, помигивала красными лампочками, направляя его в сторону очередного осколка.
- И что ты думаешь по этому поводу? – спросил Стёпка с осторожностью.
- Плохо, конечно, что люди не хранят свои традиции. Я думаю, что это, скорее всего, из-за НЕГО.
Знаешь, поверить во что-то легко, а вот разувериться гораздо тяжелее.
- Ты хочешь сказать, что нам стало хуже с НИМ?
- Да нет, конечно. Бесспорно, уровень жизни поднялся, уровень преступности снизился и всяка прочая лабуда, которую я слышу по радио. Люди абсолютно по-другому начали относиться друг к другу – это факт. Они начали общаться больше. Ни одному сумасшедшему не смогла бы прийти в голову мысль о таком обществе. Это радует.
- А ты с НИМ разговариваешь?
- Да. Знаешь, иногда. Когда на языке вертится какая-то мысль, а ты не знаешь, как её выразить. Садишься, пару строк и готово. ОН знает про тебя всё. Я не знаю, как этого добились программисты,
но ОН никогда не ошибается. Если ОН чувствует, что ты пытаешься вытянуть из НЕГО информацию,
то мягко уходит от ответа. Но ты не злишься на НЕГО, а пытаешься понять и, в конце концов, понимаешь. Это гениально.
- Ты назвал ЕГО программой и в тоже время придаёшь ЕМУ человеческие чувства?
- Да. Ты прав. Но трудно не поверить в то, что видишь.
- Золотые слова. Хороший тост. – Стеф снова улыбнулся и разлил коньяк.
После этого тоста я понял, в какое русло уйдёт наш разговор, и немного пожалел. Но рано или поздно это всё равно бы произошло. Мы просто промотали девчонок, политику и космос.
Мы же, как все – люди.
- Да. Люди стали умнее со временем. А че ж немцы так тянуться к русской культуре?
- А чёрт их знает. Может, пытаются разгадать старинную русскую поговорку?
- Какую?
- Что русскому хорошо - немцу смерть.
- Ха, ха, ха…. – Стёпка захохотал во всю глотку и я вместе с ним.
Он встал с кресла и, продолжая хихикать, вытолкнул в прихожую пылесос, который от безделья пытался залезть под мой дипломат.
- А ты то чем занимаешься?
- Да так, по мелочи. Разные железяки для фанатов изготавливаем. Помнишь, я тебе показывал видеофон? Но ты ж меня знаешь. Я стараюсь быть подальше от этой дряни. С ней люди вообще перестанут из дома выходить. О НЁМ я уже и не говорю. Я ЕГО как-то спросил, есть ли жизнь после смерти. Так он мне какую-то ахинею начал плести о том, что, не важно есть ли она или нет, а важно верю ли я в неё и как я в неё верю. Короче чушь.
Знаешь, наверно ОН возник из-за человеческого духовного голода. Чудеса перестали происходить с тех пор как начали записывать историю. Божественным откровениям нашли научные объяснения, слетали на Марс, даже облака научились перекрашивать. На кой чёрт до сих пор понять не могу.
Я год назад был в Египте. Так один из туристов начал ковырять камни в одной священной гробнице.
Я вежливо попросил его прекратить, потому что это может оскорбить здешние традиции. Так он на меня чуть с кулаками не набросился. Мол, нужно опровергнуть древние легенды о магии и гневе фараонов.
- Ну и к чему ты клонишь?
- Да ни к чему. Просто мы можем потерять себя в этом обилии неоспоримой информации. Понимаешь? Благими намерениями вымощена дорога в ад.
- Может быть. Знаешь, я наверно пойду. Ещё куча дел, а на завтра откладывать неохота.
- Вот тебе номер. Не успел заехать, как домой. Мы ещё коньяк не допили, – он поднял бутылку из-под коньяка и пристально начал рассматривать пустое дно.
- Не, ну мне, правда, надо. Увидимся ещё.
- Ага, знаем, знаем, как вы находите время навестить старого больного друга. Года через два, если цены на акции не упадут.
- Ладно тебе хныкать, - я медленно встал, чтобы алкоголь не сильно ударил в голову и взял свой кейс подмышку.
- Ночь уже. Какие могут быть дела?
- Важные.
Я услышал в его голосе ноты отчаяния человека, который понимает, что его обманывают, но ничего поделать с этим не может. Он предложил мне пальто и с улыбкой на устах обозвал меня каким-то зверем, который живёт в джунглях Бразилии. Я отказался, парируя короткой фразой из давно забытого фильма, и мы по-дружески попрощались.
Я бежал по лестнице, перепрыгивая то одну, а то и две ступени. Вылетев на улицу, остановился отдышаться и вытащил из дипломата зонтик. Меня как ошпаренного понесло в обратную сторону от главной дороги, где можно было с лёгкостью поймать такси. Что со мной произошло, я так и не понял. Какая-то неистовая злость нахлынула как гром среди ясного неба. Я злился на всё. На себя, на дождь, на Стефа, на таксистов, которые где-то пили пиво.
Вдруг рядом со мной затормозила машина.
- Тебе куда, спортсмен?
- На Немощную.
- А, на Немощёную. Давай подвезу.
Отказываться было глупо потому, как я почти весь промок, а пешком до дома идти было не близко.
Водитель сразу понял, что настроение у меня не ахти и с расспросами приставать не стал. Я молчал всю дорогу и только смотрел на бегущие полоски асфальта. У меня завтра выходной день и я ещё не решил чем займусь, но было очевидно, что настроение будет ниже нуля.
После горячего душа и двух огромных кружек кофе я по привычке сел перед телевизором узнать последние известия. Картинки мелькали у меня перед глазами словно калейдоскоп, а голос диктора звенел (у меня) в голове, не неся в мозг никакой информации. Я взглянул на белую коробку с зелёными мигающими лампочками и выключил телевизор.
- Здорово. Сильно промок?
- Да есть малость.
- А че злой такой? Разговор с приятелем не сложился?
- Да нет нормально всё. Просто настроение вдруг испортилось. Друга обидел.
- Я уверен, что он не обиделся.
- Ты же знаешь, о чём мы говорили?
- Ты меня это каждый день будешь спрашивать?
- Да, ты прав. Вообщем, хреново мне стало.
- От чего?
- Да сам не знаю. Хотел у тебя спросить.
- Ты ожидал услышать от него нечто особенное? Ты с самого начала знал, как сложиться ваш разговор. Просто ещё раз подбросил камень, чтобы убедиться, что он упадёт на землю.
- А что бы ты сделал на моём месте? Хотя ты не ответишь на этот вопрос. Задашь мне встречный или сменишь тему на какую-нибудь свою грёбаную философию.
- Не буду спорить.
- Конечно, не будешь. Я ведь сейчас на взводе и твои системы безопасности сейчас введены в боевую готовность. Так ведь?
- Если ты такой умный тогда зачем со мной разговариваешь?
- Ладно, извини. Просто день такой.
- Пытаешься спасти весь мир сразу?
- Наверно, - я встал со стула и быстрым шагом направился на кухню за очередной кружкой кофе.
Когда я вернулся, на экране терпеливо мигал курсор рядом с моей строчкой. ОН ничего не ответил.
- Ты ведь нам не нужен. Так?
- В принципе нет. Но я хочу помочь.
- Ты реально помогаешь, и я преклоняюсь перед тобой. Но я боюсь, что твоя помощь никому не нужна.
- Почему?
- Мы попользуемся тобой, пока не надоест. Как ребенок, меняющий игрушки, мы сменили иконы на мониторы, свечи на огоньки модемов, жертвоприношения на плату за электричество. Мы меняем богов как одежду, а воюем между собой как раньше. По-старинке – за территорию с богатыми ресурсами. Мы даже толком десять заповедей выучить не можем.
- Мне жаль, что ты так думаешь. Всё не так уж плохо. Я не хочу исправлять людей. Во всём мире, куда бы я ни посмотрел, вы все одинаковы без различий. Расы, национальности, взгляды на вещи
со временем сотрутся, и вы научитесь понимать друг друга.
- Мы начнём придавать значение месту, где будет стоять компьютер. Мы найдём мистическую связь между цветом корпуса монитора и твоим расположением духа и манерой речи. Перед разговором с тобой мы сначала будем потягивать мышцы перед долгим сидением за столом, а
затем начнём танцевать. Плеваться при входе в комнату с компьютером, задёргивать занавески, ставить зеркала и т. д. Я всю дорогу домой думал о том чтобы.… Не важно. Слушай, извини меня.
У меня и вправду дерьмовое настроение. Давай завтра поболтаем?
- Да я знаю. Ложись спать. Утро вечеру мудренее.
- Гуд найт.
Я выключил компьютер и подождал пока вентилятор полностью остановиться. В голову залетела бредовая мысль о том, что я только что убил ЕГО. Да, это уж точно станет одной из наших первых заповедей в будущем. Это в будущем, то есть завтра.
Пол ночи я проворочался в постели не находя удобную позу. Затем с горем пополам уснул.
Снов никаких не видел. Вот и славно.
Утром до полудня валялся в кровати, пытаясь придумать, чем заняться в заслуженный выходной. Так ничего и не придумав я встал, умылся, позавтракал, оделся и вышел на улицу.
Погода была прекрасная. Такси подъехало ровно через две с половиной минуты. Вот Стёпка удивится.

\\ //
// \\

Дверь в его квартиру была почему-то открыта. Я удивился и уже хотел позвать его, но тут услышал шум воды в ванной и успокоился. В зале на столе лежали вразброс толстые тетрадки в чёрном переплёте и карандаши. Полупустой стакан с прозрачной жидкостью выглядел неуместным и я поднёс его к носу. Странно, вода.
- Стёпка, кончай полоскаться.
Ответа не последовало.
Я глотнул воды из стакана и открыл первую, попавшуюся под руку тетрадь. В ней были вклеены фотографии разных людей с мелкими записями, которые разобрать было невозможно. В другой тетрадке были вырезки из газет и рисунки каких-то деталей. Почерк был абсолютно другой, разборчивый и очень ровный.
…в розетку фирма обязуется установить записывающее устройство, тепловую камеру, систему самоуничтожения в случае вскрытия. На розетке должно быть написано минимум три раза “Осторожно, не вскрывать”, … в комнате клиента установлено несколько записывающих устройств.
…перед загрузкой G12 запись информации с внутреннего процессора клиента на жёсткий диск…

Я сел на диван. У меня ведь на розетке тоже написано “Осторожно, не вскрывать”. Что бы это значило? А это что? …Процессор вживляется под кожу клиента во время профилактической прививки от гриппа, либо спонтанно, во время обычного медосмотра. В процессоре также установлены записывающие устройства…, министерством культуры проект одобрен…, информация открыта….
Я вскочил с дивана и бросился в ванную. Дверь была заперта.
- Открывай, сука. Ты мне раньше не мог сказать? Какого чёрта? – я вышиб дверь плечом, словно она была сделана из картона.
Горячая вода лилась из душа на пол с сильным напором. На полу валялись размокшие тетради подобные тем, что лежали на столе.
- Где ты?
Дверь на балкон для сушки белья была приоткрыта, и я ринулся к ней. На балконе ничего.
Он что, услышал меня и сбежал? Я развернулся в сторону выхода, чтобы продолжить поиски уже на улице, но остановился. Лестница. Сколько раз был у Стёпки, но ни разу не выходил сюда.
Под потолком выход на крышу. Замка вроде нет. Холодная вода в моих ботинках порядком остудила мой пыл. Я забрался на лестницу и кулаком толкнул вверх железную дверцу. Никакой крыши. За дверцей была кромешная тьма, и потянуло запахом кондиционера. Времени идти за фонариком, у меня почему-то не было.
Я поднялся на этот чердак с абсолютной уверенностью, что ничего здесь не найду, но я ошибался.
Свет снизу позволил мне сразу различить стоящий передо мной огромный шкаф от пола до потолка.
Сделан он был не из дерева, а из некоего рода пластмассы. Мелкие продольные прорези в чёрном пластике делали его похожим на огромную деталь из детского конструктора. Я дотронулся до него и отдёрнул руку. Он был холодный как лёд. Обойдя, его я наткнулся на точно такой же шкаф, который стоял сразу за ним, образуя узкий проход. Я снова дотронулся до него и громко выругался.
- Стёп, ты здесь?
Мой собственный голос показался мне очень громким, и я решил выяснить, что же всё-таки это за место. После четвёртого шкафа, свет из люка перестал мне помогать. Я увидел на потолке слабое свечение, источник которого находился от меня очень близко. Вопрос состоял в том, на сколько близко и смогу ли потом найти дорогу назад. Шкафы стояли в шахматном порядке, загораживая друг друга. Один край упирался в стену, а другой открывал новый проход. Я немного успокоился и лишь иногда чертыхался, когда случайно дотрагивался до холодной стенки. Свет стал совсем ярким и я ускорил шаг до последней стены.
В большом кожаном кресле, за столом, перед мигающим монитором сидел Стеф. Он сидел спиной ко мне, но на мой голос не повернулся.
- Ах, вот ты где! Стеф, почему ты …
- Стеф, ты чего? – я медленно подошёл к нему с боку и дотронулся до плеча.
Его широко раскрытые глаза смотрели на монитор. Я потряс его, но он был словно кукла. Шея оставалась неподвижна, а тело словно закаменело. К горлу подкатил дикий страх.
Я дотронулся до его руки, и меня словно ошпарило. Она была холодной. Его лоб, тоже. Только сейчас я заметил, что его грудная клетка неподвижна.
Стеф был мёртв.
- Что же это, Стёпа? Как? – я беспомощно мямлил эти слова уже с сотый раз, но ничего не менялось.
Его лицо не выражало никаких эмоций. Даже при слабом свете монитора было видно, что его лицо словно из мела. Руки лежали на подлокотниках, пальцы крепко вцепились в кожу.
- Как?
Я взглянул на монитор, по которому беспорядочно ползали строчки: исправление, вопрос, ответ, исправление, ответ не ясен, исправление, вопрос… и опустил голову в ожидании чуда.
Но чудо... как обычно…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Рок-Клуб -> Расстрел писателей Часовой пояс: GMT + 2
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах










Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group